Добро пожаловать, Гость
Логин: Пароль: Запомнить меня
Глубоконедоношенные детки, дети, нуждающиеся в продолжении искусственной вентиляции легких, имеющие нестабильное состояние и нуждающиеся в мониторном наблюдении, имеющие сопутствующие инфекционные заболевания и требующие продолжения интенсивной терапии... Дети, рожденные в роддоме при ГБ №8, и дети из других роддомов г. Москвы или области поступают сюда - в отделение реанимации новорожденных второго этапа (ОРИТ 2). Это уже следующая ступенька в выхаживании недоношенного малыша. Этот этап в жизни каждого отдельного ребенка может занимать разное по продолжительности время: от нескольких дней до нескольких месяцев...
Дорогие родители!
Если Ваш малыш когда-то был или в настоящий момент является пациентом реанимации новорожденных №2,то это страничка для Вас:
  • Страница:
  • 1

ТЕМА: Савельев Дениска

Савельев Дениска 3 года, 12 мес. назад #1678

Здравствуйте!

Меня зовут Савельева Юлия и моя история рождения первенца-торопыжки началась 15.09.2014г. в Филиале ГБУЗ ГКБ №24 «Перинатальный центр» ( в простонародье 8 роддом на м.Динамо) с последующим переводом в стационар выхаживания недоношенных детей при данной больнице. Моего сына зовут Денис и он, видно решив, поздравить нашего папу с Днем рождения, появился на свет, как я уже писала выше, 15.09.2014. Теперь у сына и моего супруга День рождения в один день. Родился Дениска на 28-29 неделе беременности с весом 1600гр.и ростом 40 см. Когда я лежала в родзале, то передо мной, как мне тогда казалось, стояло просто сотни людей в белых халатах и масках, глядящих на меня очень серьезно и готовых принять моего торопыжку. Это были: акушерки, анестезиолог, неонатолог и, конечно же, реаниматологи. После того, как Дениска родился мне дали его быстренько поцеловать и унесли куда-то. Позже, мне скажут, что он находится в реанимации для новорожденных. Целуя своего сына, я увидела его крохотное, но серьезное лицо с темно-синими, как глубины океана, глазами. Надо сказать, что смотрел он на меня одним глазиком, т.к.второй он закрыл, как бы подмигивая и говоря: «Мама, я родился! Не переживай, все будет хорошо!» А переживать ведь было за что: преждевременные роды, первенец, а как и что будет дальше никто не мог мне сказать на тот момент. Спустя около трех-четырех часов после рождения меня доставили в послеродовой блок. На тот момент в палате я была одна: я не знала, что будет дальше, у кого спрашивать совета и т.п. Никогда не забуду акушерку Игнатьеву Людмилу Карловну, которая принимала моего сына. В тот день, отвезя меня в послеродовой блок, она, несмотря на свою очень большую загруженность и по своей инициативе узнала как там проходят первые часы жизни Дениски в ОРИТ №1. Зашла потом ко мне, и рассказала, что на Дениску одели вязаные носочки, шапочку и что он лежит и дышит с помощью трубочки (ИВЛ у нас не было) и, напоследок, пожелав мне удачи, убежала по своим делам. Спустя какое-то время пришла одна из реаниматологов и рассказала уже более-менее подробно как и что там. На следующее утро, я в восемь утра побежала в ОРИТ №1, где в дверях я встретила женщину, которая, с хитринкой в глазах и улыбаясь, сказала мне : « Здравствуйте! Я, Милева Ольга Ивановна, заведующая ОРИТ №1. А Вы кто?» Рассказав ей кто я и зачем, она пустила меня на несколько минут увидеть сына, сказав при этом, что посещения родителей у нас с 14:00-16:00. Вот так состоялось мое первое знакомство с заведующей реанимации новорожденных при роддоме. Дениску я увидела лежащим в кувезе, обмотанного разными проводами. А рядом с ним находились разные датчики, мониторы, инфузоматы, глядя на которые я ничего не понимала и не разбиралась в них, которые время от времени издавали истошные пищащие звуки. Тогда мне казалось, что из-за этих проводов толком и сына моего не видать. Он был настолько хрупкий, какой-то весь красненький, худенький с обвисшей кожицей на ручках и ножках, что в первый день я боялась к нему даже прикоснуться, т.к. думала, что сломаю ему что-нибудь просто от того, что дотронусь до него. Пролежав около 10 дней в ОРИТ №1 моего сына перевели в ОРИТ №2. А саму меня к тому времени уже выписали из роддома, пока без ребенка. В ОРИТ №2 были каждодневные посещения также с 14:00-16:00. Эти 2 часа из 24 были просто незабываемыми и в тоже время самыми скоротечными каждый день. Всего лишь два часа, чтобы пообщаться со своим собственным ребенком! Я задавала себе вопрос: «А что я могу сделать для своего ребенка? » Да, особо-то и ничего, ведь я далека от медицины. Все профессионалы уже там, с моим сыном. Но я все же нашла ответ на свой собственный вопрос: я могу только молиться за него, за врачей, которые оказывают ему всяческую помощь и верить, что все нормализуется и Господь не оставит его. А если не я, то кто? И я молилась ! Молилась каждый день, каждую ночь, молилась когда ехала в больницу на маршрутке, когда ждала электричку, когда ехала в электричке с больницы. И мне было неважно, где это делать и что скажут обо мне люди, которые видят меня, когда я молилась. Ведь на кону была жизнь моего маленького торопыжки.
С заведующей второй реанимации, Бабак Ольгой Алексеевной, мы познакомились, когда она впервые пришла давать сведения о моем мальчике. На первый взгляд она мне показалась ну очень строгой женщиной, которая даже не улыбнется. Но в последствии это мне только казалось. Я видела ее разной: и строгой, и откровенной, и с замечательной улыбкой на лице и даже шутливой. По своей натуре я всегда излишне волнуюсь, переживаю, накручиваю себя. А тут я стала не просто волноваться, а паниковать за своего сына. Ольге Алексеевне я всегда задавала тысячу вопросов про своего ребенка. Все что-то спрашивала, да переспрашивала по сто раз, мусолила одно и тоже. А когда я, наконец-то, ее отпускала от себя, вернее она уже рвалась поскорее уйти от меня, я ей в след задавала контрольный тысячно первый вопрос о сыне. В результате чего она прозвала меня «сумасшедшей Савельевой». Но я не обижалась на это, т.к. знала, что она говорит так про меня не со зла. Думаю, что все мамы, рожденных детей раньше срока, а тем более первенцев, в какой-то степени действительно стают неадекватными. Просто у некоторых мам, как, например, у меня, это происходит уж чересчур. И, чтобы Ольгу Алексеевну уж совсем не потряхивало от меня и моих многочисленных вопросов, то я периодически приходила с более адекватным человеком -это моим мужем, который если и задавал вопросы, то коротко и по делу, да и то изредка, т.к. ему было достаточно той информации, которую предоставляла Ольга Алексеевна. Каждый раз, возвращайся с больницы домой, я мечтала, чтобы поскорее наступило завтра, чтобы вновь увидеть своего сына Дениску. Ох, как я боялась поднимать трубку с незнакомых мне номеров, т.к. всегда казалось, что это звонят из больницы, чтобы сказать самую плохую новость. Время шло. И, как-то Ольга Алексеевна мне сказала, что завтра переводим Денису в «Детство». Это так врачи между собой называли второй этап выхаживания. Я знала, что из «Детства» детки потом едут домой. Но я боялась этого перевода по той простой причине, что там нет никаких датчиков дыхания, сатурации, сердцебиения, а из всего этого есть только кислородная трубка и всё. Но самым главным для меня был датчик дыхания, т.к. у моего сына были частые эпизоды апноэ. И, ни завтра, ни послезавтра, нас не перевели в «Детство», потому что я не была морально готова к этому, а Дениска, чувствуя неуверенность мамы, давал все такие же частые апноэ. Но, решив взять себя в руки, т.к. без второго этапа выхаживания никуда, я начала себя и Дениску морально готовить к этому. И, где-то через полторы-две недели Ольга Алексеевна все-таки перевела нас в «Детство». И, поверьте, если она вас переводит туда, то знайте и доверяйте ей, что Ваш ребенок стабилизирован в плане жизненно важных функций: дыхания, сердцебиения и т.п. В общей сложности в ОРИТ №2 мы находились около месяца.
В «Детство» мы попали во 2-ое Детское отделение под присмотр к замечательному врачу-неонатологу Комлевой Наталье Александровне. Здесь, кормящим (вернее сказать сцеживающимся) мамам можно было находиться с 8:00 до 17:00. Вы только представьте целых девять, нет не так, ДЕВЯТЬ! часов вместо двух! И это было здорово! Можно было самой, пусть и через зонд, кормить своего малыша, пеленать, менять подгузники и одежку. Короче, теперь можно было действительно чувствовать себя полноценной мамой. В «Детстве» мы долечивались и набирали вес еще месяц. И вот, наступила та самая долгожданная дата выписки-14.11.2014г. Конечно же, как и любая мама, я мечтала о выписке с главного входа с цветами, шарами, профессиональным фотографом и машиной с наклейкой «Еду за сыном», но, делать все это спустя два месяца после родов и всего пережитого, я не стала. Наша выписка была очень простая : я с сыном на руках, где встречал меня муж с цифровым фотоаппаратом и таксистом, вышла из «Входа для матерей». Щелкнув действительно только пару кадров, мы сели в такси и поехали домой. И, знаете, пусть у меня не было шариков и цветов, зато я выходила со своим малышом на руках и это было прекрасно: мама и ребенок наконец-то едут домой!

В заключении, я хочу поблагодарить весь медперсонал, который хоть каким-то образом помогал мне, моему сыну от поступления в роддом до выписки из больницы. Хочу сказать просто ОГРОМНОЕ НЕЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ СПАСИБО :
· из роддома: акушерке Игнатьевой Людмиле Карловне, лечащему акушер-гинекологу Меджидовой Маржане Капуровне, анестезиологу Шишкину Вадиму Геннадьевичу;
· из ОРИТ №1: заведующей Милевой Ольге Ивановне и всему ее медперсоналу (по именам, увы, я не знаю);
· из ОРИТ №2 : заведующей Бабак Ольге Алексеевне, врачам Садо Набиевне, Дине Анатольевне, медсестре Елене и другим медработникам, имен, которых я тоже не знаю;
· из 2-го детского отделения: врачу-неонатологу Комлевой Наталье Александровне, медсестрам Галине, Татьяне Борисовне, медсестрам на молочной кухне: Наталье, Ольге, а также всему медперсоналу «Детства», включая процедурных медсестер, санитарок, поддерживающих так необходимую чистоту для таких деток-торопыжек.
Всем-всем, кто помнит меня и моего сына еще раз ОГРОМНОЕ НЕЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ СПАСИБО за все, что вы сделали для нас!

Также, я хочу сказать мамам-торопыжек, которые находятся только в самом начале пути- не сдавайтесь: ни морально, ни физически и верьте в себя и своего ребенка! Молитесь за своего малыша, врачей и весь медперсонал. Если есть желание, то покрестите своего ребеночка еще в реанимации. Про нас я хочу сказать, что сейчас, спустя год с небольшим, мой Дениска уже весит практически 11 кг.и рост его составляет 77 см.и даже имеются пять зубов. Он умеет: переворачиваться, сидеть,ползать на четвереньках, стоять у опоры, пытается ходить вдоль нее. Хотя тогда мне казалось это просто чем-то космическим и недосягаемым.
Если Вы попали в ГКБ №24, то знайте, там работают люди, больные, в хорошем смысле этого слова, своей профессией и специальностью. Они нереально крутые в своем деле!


И знаете, что я поняла самое главное, что самые главные в жизни вещи –это не вещи!


1.jpg



.jpg




P.S. спасибо всем тем, кто дочитал до конца! Всех благ и удачи!
Главные в жизни вещи-это не вещи!
Спасибо сказали: admin, Жизнь на ладошке
  • Страница:
  • 1
Время создания страницы: 0.36 секунд