mumr-doctМумрикова М.А.

неонатолог

С верой в самых маленьких детей…

Перед началом своего рабочего дня я паркую машину около детского корпуса больницы, где я работаю. Еще рано и на улице темно, во всех окнах четырехэтажного здания притушен свет, кроме третьего этажа.

На третьем этаже – отделение реанимации для новорожденных, в том числе – недоношенных детей, рожденных на ранних сроках беременности с очень низким весом при рождении...

 

Мне предстоит, отстранившись в значительной степени от своей внебольничной жизни, провести целые сутки около этих маленьких детей, порой серьезно борясь за их жизнь, а из головы не выходит вопрос, заданный много раз мне и моим коллегам: «Вы занимаетесь ненужным делом, должны выживать те, кто способен это сделать без посторонней помощи, помощь таким детям приводит к их инвалидности». И тем более удивительно, что такого мнения придерживаются достаточное количество врачей разных специальностей.

С другой стороны – в 2009 году по инициативе Европейского фонда заботы о новорожденных пациентах (EFCNI) 17 ноября был определен как Международный день недоношенного ребенка (Premature Awareness Day). В 2010 году этот день был широко отпразднован в 12 европейских странах, в том числе и в России.

M8200596-Premature_baby-SPL

Вот какое диаметрально противоположное отношение к одной проблеме. Так стоит ли говорить так громко об этой категории детей и тем более выделять целый день в календаре, посвященный недоношенным детям? Пришло время нам, врачам – неонатологам дать свой ответ на этот вопрос.

 

Во-первых, мы считаем, что преждевременные роды – это неестественно, ребенок должен развиваться внутриутробно весь положенный ему срок, тогда малыш будет готов к полноценной адаптации к внеутробной жизни. Более того – преждевременные роды – это серьезнейшая  катастрофа, сравнимая с аварией на дороге: в аварии есть пострадавшие и им нужно оказывать помощь. Возможно, что человек, попавший в аварию, станет инвалидом, может быть, будет лежать в коме, а, может быть, будет абсолютно здоров. Если врач будет думать о последствиях и выбирать кого спасать, а кого нет – он потеряет время и в итоге не спасет никого. Так же и ранние роды – это своего рода катастрофа: ребенок из привычных условий внутриуторобной жизни оказывается выброшенным в условия, где он самостоятельно и полноценно существовать еще не может.

Наша задача – любому такому беззащитному человеку, попавшему в «аварию», оказать помощь, не думая о последствиях. Потому что «последствие» - понятие относительное и философское...в одной больнице человеку после катастрофы ампутируют ногу, а в другой есть сосудистый микрохирург – и ногу есть шанс сохранить.

Pulse_oximeter_on_premature_baby_s_foot_A4EC89

Вопрос второй и не менее важный – причина этой катастрофы, то есть в нашем случае – причина преждевременных родов. Можно говорить о здоровье матери и отца, об экологии, психологическом  факторе, но в целом – вещи эти довольно абстрактные, повлиять на них  сложно. И хочется отдельно выделить одну лишь причину катастрофы, наличие которой всецело зависит только от личного решения одного или двух родителей, но значимость этой причины превышает все вышеперечисленные. Причина довольно банальная для нашего общества – аборт. Более чем банальная – в век высоких нанотехнологий планирование семьи происходит методом аборта. Это все равно, что сесть за руль в пьяном состоянии – это лично твое решение и тобой созданный высокий риск попасть в аварию. В штате Нью-Йорк в проведенном крупном перспективном исследовании, в котором сравнивалось 40 тысяч женщин: половина из них ранее делали аборт, а половина – рожали детей. Анализ последующей репродуктивной истории этих женщин выявил четкую модель роста числа осложнений у тех, которые делали аборты: самопроизвольная гибель плода выше в 1,65 раз, преждевременные роды на сроке менее 33 недель выше в 1,8 раз, осложнения при родах выше в 3 раза.

Американский врач акушер-гинеколог Бернард Натансон, ставший известным после своего фильма «Безмолвный крик» , говорит:

«Вот несколько изображений ребенка на разных стадиях внутриутробного развития, практически с самого начала до конца этого развития. Это ребенок после 4, 8, 12, 16, 18, 20 и 28 недель. Вы видите, что никакого принципиального изменения с ним не происходит. Этот маленький 12-недельный человек является полностью сформировавшимся и абсолютно узнаваемым человеческим существом.

1256377621_26_nedelya-beremennosti

Мозг 6-недельного ребенка уже испускает импульсы, сердце ребенка начинает биться примерно в 2,5 недели, и все функции его организма ничем не отличаются от наших. В книге Уильяма Обстекля, которая используется как учебник на любом медицинском факультете США, в предисловии к 16-му изданию, вышедшему в 1980 г., говорится, что зародыш теперь может по праву считаться нашим вторым пациентом и врач должен относиться к нему соответствующим образом».

Во Франции жизнь ребенка начинает защищаться государственными законами через 10 недель после зачатия, в Дании - после 12 недель, в Швеции - после 20, во многих странах жизнь юридически защищена только после рождения. Лауреат Нобелевской премии Джеймс Уотсон предложил охранять жизнь ребенка через три дня после рождения... Когда же в действительности начинается человеческая жизнь? Кому верить? Или, может быть, французские дети начинают быть людьми через 10 недель после зачатия, маленькие датчане - через 12 недель, шведы - через 20 недель, а дитя Джеймса Уотсона сделается человеком только через три дня после рождения ?...

Сегодня это уже бесспорно установленный научный факт: человеческая жизнь начинается в тот самый момент, когда встречаются и соединяются две половые клетки: мужская и женская, и в результате этого соединения образуется одна клетка. И вот, в этой одной микроскопически маленькой клеточке заложено уже все будущее человека: его пол, группа крови, даже цвет глаз и волос - все это в данной клеточке есть и в дальнейшем будет только развиваться и выявляться. Все, что необходимо для образования из этой маленькой клеточки взрослого человека - это пища, кислород и время. Это - все. Каждая такая клеточка - зародыш есть уже уникальный и неповторимый человек. Другого такого еще никогда не было в мировой истории; и сколько бы веков или тысячелетий эта история еще ни продолжалась - другого такого уже никогда не будет.

 

Вопрос третий в этой истории – вопрос об инвалидности. Сегодня мы, оказывая помощь недоношенным детям, не говорим о спасении жизни – современный уровень медицины позволяет таким детям в большинстве случаев жизнь сохранить. Сегодня мы говорим о дальнейшем качестве жизни этих детей.

Выхаживание и лечение недоношенного ребенка проходит несколько месяцев и все это время его жизненноважные функции поддерживаются несколькими видами аппаратуры (это кювезы с поддержанием особых параметров окружающей среды, аппараты искусственной вентиляции легких, мониторы для слежения за основными функциями организма).

M8200161-A_premature_baby_in_a_special_care_unit_-SPL

Применение современных стандартов оказания помощи недоношенным детям позволяет избежать серьезные последствия «аварии». Но тем не менее риск инвалидности у недоношенных детей более высок, чем у доношенных детей, с этим нельзя не согласиться. Но и на эту проблему можно взглянуть через другую призму: когда на горнолыжном склоне меня обгоняет горнолыжник … на инвалидном кресле, виртуозно спускающийся по трассе, то он для меня не инвалид, потому что инвалидность – это отсутствие адаптации к окружающему миру.

Впрочем, Бетховен был глухой.

Андреа Бочелли – слепой.

Стиви Уандер – тоже слепой (вследствие ретинопатии недоношенных).

Ну а Стивен Хокинг? О его степени инвалидности сложно даже говорить, тем не менее это не помешало ему стать одним из самых блестящих физиков-теоретиков со времен Эйнштейна.

И сколько людей с руками и ногами и зрячими глазами не адаптированы и рядом не встанут с этими именами? Много.

И наш разговор хочется окончить такой мыслью, что на место любой катастрофы и аварии приедет «Скорая помощь», будет задействована любая аппаратура и техника, чтобы спасти пострадавших, но тем не менее…родители, не садитесь пьяными за руль, не становитесь, пожалуйста, сами причиной аварии!!!

У нас, неонатологов-реаниматологов, есть мечта: мы хотим, чтобы каждый ребенок, поступающий в стены нашей больницы, получал объем лечения, соответствующий современным стандартам выхаживания недоношенных детей.

Ведь в реанимации нет понятия «завтра», то, что ты не успел и не смог сделать сегодня, может иметь серьезные последствия для дальнейшего качества жизни, а порой и для самой жизни ребенка.

 

Мы верим, что нашими усилиями удастся хоть на немного повлиять на причины катастроф и аварий, а если кто-то все-таки в аварию попадет, мы хотим, чтобы эта помощь была своевременной и полной, давая недоношенным малышам шанс на полноценную жизнь.

 

 

<<вернуться назад