Рождение ребенка – это самое большое чудо и самое большое счастье, которое с нетерпением ждут молодые родители.

 Счастье – уловить первый взгляд своего малыша и слышать его дыхание, прижав к груди...

 Но часть родителей и детей лишены этих первых минут счастья, потому что малыш при рождении еще не умеет дышать и еще очень слаб - это дети, жизнь которых вне утробы матери начинается на порядок раньше привычного срока...

 

 

Одно из самых старых и крупных отделений неонатологии в Москве находится в 8-й Городской больнице, основанной в 1936 году и ставшей первым в Союзе роддомом, специализирующимся на проблемных беременностях и помощи недоношенным детям.

Дети в стены больницы поступают, находясь, порой, еще в утробе матери – врачи акушеры-гинекологи пытаются сохранить беременность до положенного срока, но бывает и так, что в связи с угрозой жизни матери или ребенка, приходится идти на преждевременные роды. И тогда появляются они – недоношенные дети, дети рожденные на 25-28 неделе беременности, они легко помещаются на ладони у врача - и что самое удивительное, такие дети могут быть спасены.

 

Самые маленькие спасенные пациенты –Арина, поступившая в больницу с весом 680 грамм, которой теперь четыре года, и близнецы Сеня и Аня, родившиеся всего на 900 и 450 грамм, сейчас они ходят в детский сад.
 

 Главный фактор риска преждевременных родов – инфекционные заболевания матери вкупе с нарушенным плацентарным барьером. Среди других причин слишком поздний или наоборот слишком ранний возраст матери, аборты, последствия лечения бесплодия и общее состояние здоровья вплоть до обычного пищевого отравления роженицы.

  Есть пессимистическое мнение, что в случае с недоношенными детьми должен работать естественный отбор: выживает тот, кто сильнее.

  Врачи – реаниматологи ГБ № 8 считают иначе: «Преждевременные роды можно сравнить с аварией на дороге: в аварии есть пострадавшие, и им нужно оказывать помощь. Возможно, что человек, попавший в аварию, станет инвалидом, может быть, будет лежать всю жизнь в коме, а, может быть, будет абсолютно здоров.

  Если врач будет думать о последствиях и выбирать кого спасать, а кого не стоит спасать – он потеряет время и в итоге не спасет никого. Так же и ранние роды – это своего рода катастрофа: ребенок из привычных условий внутриутробной жизни оказывается выброшенным в условия, где он самостоятельно и полноценно существовать еще не может.

 

Наша задача – любому такому беззащитному человеку, попавшему в «аварию», оказать помощь, не думая о последствиях. Потому что «последствие» - понятие относительное и философское...в одной больнице человеку после катастрофы ампутируют ногу, а в другой есть сосудистый микрохирург – и ногу есть шанс сохранить.
 

 У наших детей «последствие» - тоже понятие относительное, жизнь и качество их жизни очень зависит от условий и того оборудования, которое поддерживает их жизненно важные функции в течение нескольких месяцев.

 Помощь младенцам, которые не умеют самостоятельно дышать, сохранять тепло, сосать молоко, нужна очень чуткая и почти ювелирная. Для того, чтобы определить количество лекарства или объем капельницы, врач всегда должен носить с собой калькулятор: чтобы в зависимости от веса ребенка рассчитать нужное средство вплоть до десятых долей миллилитра.

 

Кроме того, на врача ложится необходимость научить ребенка дышать. Это делается с помощью специальных аппаратов для вентиляции легких.
 

 Сегодня мы, оказывая помощь недоношенным детям, не говорим о спасении жизни – современный уровень медицины позволяет таким детям в большинстве случаев жизнь сохранить. Сегодня мы говорим о дальнейшем качестве жизни этих детей.

 Выхаживание и лечение недоношенного ребенка проходит несколько месяцев, и все это время его жизненно важные функции поддерживаются несколькими видами аппаратуры (это кювезы с поддержанием особых параметров окружающей среды, аппараты искусственной вентиляции легких, мониторы для слежения за основными функциями организма). Применение современных стандартов оказания помощи недоношенным детям позволяет избежать серьезных последствий «аварии».

Но, тем не менее, риск инвалидности у недоношенных детей более высок, чем у доношенных детей, с этим нельзя не согласиться.

 

18a
 
Хотя неонатология – наука очень молодая, сегодня перед врачами редко стоит задача – спасти жизнь, скорее – как сделать так, чтобы дети в последствии были здоровы...
 

 У нас, врачей-неонатологов, есть мечта: мы хотим, чтобы каждый ребенок, поступающий в стены нашей больницы, получал объем лечения, соответствующий современным стандартам выхаживания недоношенных детей.

Ведь в реанимации нет понятия "завтра", то, что ты не успел и не смог сделать сегодня, может иметь серьезные последствия для дальнейшего качества жизни, а порой и для самой жизни ребенка.

Мы верим, что нашими усилиями удастся хоть на немного повлиять на причины катастроф и аварий, а если кто-то все-таки в "аварию" попадет, мы хотим, чтобы эта помощь была своевременной и полной, давая недоношенным малышам шанс на полноценную жизнь.

 

 

<<назад